Закрыть
Больше, чем нефть и газ

Больше, чем нефть и газ

Новая стратегия ЕС по Центральной Азии готовит почву для европейских инвестиций в регион. О том, как Брюссель ищет в этом регионе новых партнеров, для «Д» рассказывает экономический обозреватель Биргит Ветцель.

Для многих европейцев Центральная Азия остается белым пятном на карте мира. Лишь постепенно оно наполняется красками. Туристическая телереклама показывает насыщенную синеву неба и светящиеся бирюзовые купола.

Зато для Евросоюза Центральная Азия успела стать хорошо знакомым и важным регионом, где Брюссель смог найти новых партнеров. Летом нынешнего года Евросоюз презентовал новую стратегию по Центральной Азии и теперь намерен расширять деятельность Европейской службы внешних связей. География представительств ЕС на Востоке простирается до Бишкека — столицы Кыргызстана, граничащего с Китаем.

В ноябре 2017 года Федерика Могерини принимала участие в особом мероприятии. Под темно-синим небом Самарканда главы центральноазиатских государств и верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности собрались на сцене в резиденции узбекского президента. Послы, главы государств и министры съехались в столицу Узбекистана на конференцию ООН по вопросам безопасности и устойчивого развития в регионе. На их глазах складывается новое сообщество, включающее Узбекистан, Казахстан, Туркменистан, Кыргызстан и Таджикистан.

С момента провозглашения независимости в начале 1990-х годов эти страны друг с другом соперничали, спорили о воде, природных ресурсах, границах. Потом случился украинский конфликт, отчетливо показавший: бывшие братские республики тоже могут быть агрессивны друг к другу. Не может ли такая ситуация повториться в Центральной Азии?

«Вместе мы сила»,— гласит новое и вместе с тем старое знание. Меньше чем за 12 месяцев направляемые новым, вступившим в должность в декабре 2016 года президентом Узбекистана государства региона урегулировали все накапливавшиеся годами конфликты и решили, что впредь нужно сотрудничать. Их договор о региональном сотрудничестве явился еще и подтверждением такого понимания.

Как следствие, для Евросоюза тоже началась новая эра. Брюссель оказывает новому сообществу консультативную поддержку. Многолетнее сотрудничество внутри ЕС в Центральной Азии считается образцовым.

То, что 20 лет назад удивляло, успело стать привычным. Верховный представитель Могерини нанесла несколько визитов к центральноазиатским партнерам. Последний раз — в июле 2019 года по случаю региональной конференции в Бишкеке с участием министров иностранных дел Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана. Вместе они обсудили реализацию новой, второй по счету стратегии ЕС по Центральной Азии, официально опубликованной 15 мая.

Первая стратегия по Центральной Азии была принята Еврокомиссией еще в июне 2007 года — единогласно. Ее цель заключалась в содействии поставкам каспийских энергоносителей в Европу, а также в поддержке самостоятельности государств Кавказа и Центральной Азии и трансформации на пути к демократии и рыночной экономике.

Первые конкретные шаги такой политики восходят к концу 1990-х годов. 18 ноября 1999 года президенты Турции (Сулейман Демирель), Грузии (Эдуард Шеварднадзе), Азербайджана (Гейдар Алиев), Казахстана (Нурсултан Назарбаев), Узбекистана (Ислам Каримов) и США (Билл Клинтон) подписали в Стамбуле на конференции Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе меморандум о строительстве нефте- и газопроводов через Кавказ.

Список имен подчеркивает политические масштабы проекта: не только кавказские государства, но и Казахстан с Узбекистаном, расположенные к востоку от Каспийского моря, интересовались возможностью поставлять нефть и газ на мировые рынки через территорию Кавказа, а не России.

В силу широкой палитры геостратегических интересов определиться с маршрутом было непросто. Наконец 18 сентября 2002 года в Баку началось строительство трубопровода, а в 2006 году по нему на Запад пошла первая нефть.

Нефтепровод преодолевает горы высотой до 2830 м, пересекает 3 тыс. автомобильных и железных дорог, проходит по сейсмически опасным зонам, а также через восток Турции, где курдское население может использовать его для давления на Анкару. Завершение строительства — это не только техническое достижение, но и подтверждение искусства политического и экономического расчета.

В 2007 году по второй трубе, проложенной по тому же маршруту — так называемому Южно-Кавказскому газопроводу, был пущен газ. На тот момент газопровод заканчивался в турецкой провинции Карс. Только после перерыва в несколько лет и решения непростых вопросов, связанных с финансами, маршрутами и участниками проекта, в ближайшее время должно завершиться строительство участка до юга Италии. Его финансирование осуществляется уже не европейским консорциумом, а Азербайджаном и Турцией.

Оба трубопровода являют собой пример того, насколько тесно политика зачастую переплетается с экономикой: появление нефте- и газопроводов дало толчок переменам в целом регионе. Запущенный тогда процесс продолжается по сей день, причем изменения носят устойчивый характер и в Азербайджане, и в Грузии, где плата за транзит обеспечивает значительные поступления в государственный бюджет. Строительство нефтепровода Баку—Тбилиси—Джейхан преследовало ясную цель: поставки каспийской нефти на мировые рынки и вывод государств Центральной Азии из изоляции и зависимости от России в вопросе транзита энергоресурсов.

Первую стратегию ЕС по Центральной Азии от 2007 года можно признать успешной лишь с оговорками. Евросоюзу удалось расширить свои двухсторонние контакты с центральноазиатскими государствами. Прежде всего между Казахстаном и Германией возникли новые связи, опирающиеся на мигрантов из числа российских немцев, которые в 1990-е годы возвращались в Германию. Однако реализовать планы регионального сотрудничества центральноазиатских государств и выстроить стабильную структуру двухсторонней и региональной интеграции тогда не удалось.

Заработали нефте- и газопроводы через Кавказ, и Казахстан стал одним из важных поставщиков нефти в Евросоюз. Но планы продления в Центральную Азию через Каспийское море потерпели крах. Россия, слабая в 1990-е годы, десятью годами позднее вновь укрепила свои позиции и уже не была готова мириться с потерей доходов от сделок с центральноазиатскими ресурсами. Москва закупала газ и нефть в регионе, транспортировала их через территорию России и продавала Европе с солидной прибылью для себя. Однако война между Россией и Грузией в 2008 году показала, насколько уязвимы соответствующие трубопроводы.

Вместе с Ираном Россия годами блокировала запланированное западными государствами строительство трубопроводов по дну Каспийского моря. Это, в свою очередь, перечеркивало планы прокладки новых трубопроводов в Центральную Азию, в том числе ставило крест на проекте «Набукко», который должен был связать Азербайджан и богатый газом Туркменистан с Центральной Европой, тем самым освободив постсоветские государства от все еще сохраняющейся зависимости от поставок газа лишь одной Москвой и соответствующей инфраструктуры.

Только 12 августа 2018 года, после 27 лет переговоров, пять государств, имеющих выход к Каспийскому морю, подписали конвенцию о правовом статусе Каспия, означающую новые перспективы для Европы и Центральной Азии.

Воля к региональному сотрудничеству и открытие Узбекистана означают принципиально новые возможности.
После интенсивных консультаций с центральноазиатскими политиками ЕС объявил о принятии второй стратегии по Центральной Азии.

Новая стратегия ЕС подхватывает поставленные ранее цели и вместе с тем учитывает новые реалии. Ее предметом по-прежнему остаются поставки газа и нефти на европейский и мировой рынок, однако теперь Евросоюз переносит акцент в Центральной Азии на трансфер знаний и сферу образования, профилактику заболеваний, борьбу с преступностью, охрану границ, а также предлагает помощь в деле укрепления демократии и рыночной экономики.

ЕС надеется, что это поспособствует стабилизации в соседнем регионе, измученном коррупцией, торговлей людьми, наркотрафиком и религиозным терроризмом. Последний использует интернет и современные средства транспорта, чтобы проникнуть в Европу. Новые планы ЕС включают проекты в том числе в интересах Афганистана.

В рамках новой стратегии по Центральной Азии ЕС подготавливает почву для инвестиций из Европы. Экономика в регионе все еще пребывает в упадке. Но есть большая надежда, что теперь (западный.— Д) бизнес захочет инвестировать в Центральную Азию. Чем слабее конъюнктура в ЕС, тем интереснее возможности в Центральной Азии. Востребовано практически все.

Биргит Ветцель, kommersant.ru

0 Комментариев

Комментарии закрыты

Раменский район, г. Раменское ул. Карла Маркса, д. 5;  +7 496 464-03-64; Пн. — Пт.; с 9 до 18 часов.