Закрыть

Корреспондент «Подмосковье сегодня» побывал в единственной в МО спецлаборатории МЧС

Более пяти тысяч техногенных пожаров произошло в Подмосковье с января по октябрь 2016 года, по официальной статистике подмосковного МЧС. В большинстве случаев их причину удалось установить практически сразу, но встречались и более сложные ситуации, требующие работы экспертов. Корреспондент «Подмосковье сегодня» отправился в Испытательную пожарную лабораторию по Московской области, чтобы узнать, как определяют причины пожара по обгоревшим уликам и почему без лопаты (а также лупы и фотоаппарата) в этом деле не обойтись.

ТРЕПЕЩИ, ПОДЖИГАТЕЛЬ!

– Работа эксперта начинается в полевых условиях, на месте пожара, – рассказывает заместитель начальника ФГБУ «Судебно-экспертное учреждение федеральной противопожарной службы «Испытательная пожарная лаборатория» по Московской области» Александр Бурцев. – Он сразу фиксирует зону наибольшего термического воздействия, ищет очаг пожара, устанавливает его причину. Можно определить динамику распространения огня. Например, факт поджога можно установить уже при осмотре по остаточным следам легковоспламеняющейся жидкости (ЛВЖ): слой грунта, уголь, тряпичные материалы – все это может содержать ее остатки.

В лаборатории работают 26 человек, из них восемь – в секторе судэкспертизы, шестеро занимаются исследовательской и испытательной работой.

– У нас самое крупное учреждение такого профиля в Центральном федеральном округе, – отмечает начальник Испытательной пожарной лаборатории Сергей Щекин. – Но не самый большой штат для работы в таком большом регионе.

Эксперты находятся на круглосуточном дежурстве и при своевременном вызове приступают к делу еще при продолжающемся пожаре – выясняют, что могло стать его причиной, фиксируют наиболее сильные очаги. После ликвидации возгорания начинается основная работа: специалисты определяют зоны очага, берут пробы, фрагменты материалов и собирают вещественные доказательства, которые впоследствии исследуются в лабораториях. Заключение передается в орган дознания и следствия и становится частью доказательной базы. Следы легковоспламеняющейся жидкости, например, сохраняются в течение суток. А когда позволяют условия и среда – дольше. Но если эксперта вызывают с опозданием, то дело может остаться нераскрытым. Как объясняют специалисты, все следы теряют интенсивность.

ДОКОПАТЬСЯ ДО ИСТИНЫ

– Причина пожара заключается в трех факторах, – поясняет Александр Бурцев. – У экспертов есть даже такое понятие – «треугольник пожара». Это источник зажигания, вещество, которое загорелось, и кислород в воздухе, который является окислителем. Их нам и нужно установить в первую очередь.

На место происшествия специалисты выезжают на служебном автомобиле, представляющем собой передвижную судебно-экспертную лабораторию. Здесь рабочее место и комплекс переносных приборов в небольших чемоданах для определения очага пожара и проведения экспресс-исследований в полевых условиях, ультразвуковой прибор, с помощью которого проверяют бетонные стены. «Уголь» позволяет определить, какое вещество сгорело в очаговой зоне, «Вихрь» – исследовать окалину, газоанализатор – наличие определенных веществ в воздухе.

Но основные «приборы» остались прежними – фотоаппарат, лупа и лопата. Кстати, лопата – один из самых нужных инструментов: приезжая на место, эксперт должен в прямом смысле докопаться до истины, разобрать завалы. Большую роль играет и опыт, который помогает исследователю сразу взять верное направление, когда нужно, допустим, определить, была ли у сгоревшего автомобиля техническая неисправность или его подожгли.

Когда все образцы собраны, они упаковываются и отправляются для дальнейшего исследования.

ТАЙНА ОБУГЛЕННЫХ УЛИК

И вот здесь-то и становится окончательно ясно, почему случился пожар. В зависимости от вида «вещдока» образцы распределяются по разным лабораториям. Обгоревшие приборы, останки металлических и строительных конструкций попадают в испытательную лабораторию.

– Как видите, это огромный комплекс, – Александр Бурцев обводит рукой помещение, больше напоминающее ангар для самолетов. – Здесь есть оборудование даже для испытания пожарных лестниц (кстати, они должны выдерживать нагрузку до 180 килограммов на ступень). А вот крупногабаритное вещественное доказательство – фрагмент отопительного прибора, который поступил к нам после пожара, произошедшего в августе. Основная версия – неисправность при монтаже печного оборудования. Сейчас эксперты изучают состояние прибора – смотрят, как все было смонтировано, как долго металлические конструкции корпуса подвергались температурному воздействию, оценивают повреждения дымохода, наличие утеплителя, трещин, швов.

Здесь проходят испытания различных материалов – строительных, отделочных, облицовочных, проверяются покрытия полов и стен, древесина, пенообразователи. Сотрудники лаборатории определяют их воспламеняемость, горючесть, дымообразующую способность, токсичность…

Следующая лаборатория – электротехническая, которая исследует самую распространенную причину пожаров: аварийную работу электросетей или электрооборудования. Как поясняет эксперт сектора судебных экспертиз Антон Ватутин, здесь находится оборудование, позволяющее установить признаки повреждений. Например, возникло ли короткое замыкание до пожара или в процессе горения. Для этого фрагмент медного провода, изъятого с места пожара, заливается в специальный материал. Далее, после застывания, шлифуется на станке и помещается под микроскоп. Он, в свою очередь, выводит на монитор изображение проводника в разрезе, увеличенное в 200 раз.

– По этому рисунку становится ясно, что произошло, – объясняет Ватутин. – В данном случае – короткое замыкание.

Эксперты добавляют, что сейчас пожароопасный период только начинается, поэтому крупных происшествий нет, но обгоревшая проводка поступает на исследование практически каждый день.

В химической лаборатории анализируются средства поджогов – легковоспламеняющиеся и горючие жидкости (ЛВЖ и ГЖ).

– При помощи шприца мы вводим некоторое количество подготовленной пробы в газовый хроматограф, затем она раскладывается на компоненты, и мы видим результат в виде хроматограммы, – рассказывает старший инженер сектора исследовательских и испытательных работ в области пожарной безопасности старший лейтенант внутренней службы Екатерина Ломакина. – Чаще всего исследуем ЛВЖ: бензин, керосин, редко – растворитель. Методом инфракрасной спектроскопии анализируем полимеры, краски, неорганику – гипс, цемент. Данный метод позволяет, помимо природы образцов, определить и степень термического воздействия на них – а значит, близость к очагу пожара.

НАХОДКИ С ПЕПЕЛИЩ

Собственный музей у лаборатории появился два года назад, но экспонатов уже достаточно. Здесь собраны предметы, по которым можно изучать наиболее характерные ситуации на пожарах.

– Вот так выглядит разрыв газового баллона. В этом случае было несоблюдение условий заправки: по правилам должно оставаться свободным 15 процентов емкости, а этот баллон был закачан под завязку, – рассказывает о пожаре, произошедшем несколько лет назад в Истре, Александр Бурцев. – Дело было зимой, на улице холод, при попадании в помещение произошел перепад температур – и вот что мы имеем на выходе. При разрыве баллона происходит выброс жидкого газа, который моментально превращается в газообразную среду. И как только газ перемешался с воздухом, все вспыхивает.

Еще один экспонат – сэндвич-труба для печного дымохода.

– Все думают, что она держит температуру, а она ее не держит, – замечает Сергей Щекин. – Мы изучали это: топили печь и наблюдали за процессом с помощью тепловизора. Кто-то считает, что базальтовой ваты вполне достаточно для защиты, и делает каркас из дерева для конструкции. Но вата осыпается, выгорает, древесина начинает превращаться в уголь, и все вспыхивает. В одном частном доме молодежь угорела – печь для сауны поставили слишком близко к стене, обитой деревом, в то время как она должна быть на расстоянии метра от сгораемой отделки или примыкать к кирпичной либо каменной отделке. Спаслось только два человека, и шесть погибли.

Источник: Подмосковье Сегодня

0 Комментариев

Комментарии закрыты

Раменский район, г. Раменское ул. Карла Маркса, д. 5;  +7 496 464-03-64; Пн. — Пт.; с 9 до 18 часов.